География История Экономика Образование Культура Личности

Общественно-политическая жизнь
Саратовского края в 1900—1904 годах


Начало XX века характеризовалось повышением активности различных слоев российского общества как в столичных городах, так и в провинции. Сказались ухудшение материального уровня жизни, усиление агитационно-пропагандистской деятельности революционных партий, неудачная внутренняя и внешняя политика правительства.

Постоянным фактором внутренней жизни России становится рабочее движение. В борьбе за свои права рабочие использовали различные средства. В частности, они подавали жалобы на действия фабрикантов в фабричную инспекцию. В 1900 году в инспекцию поступили жалобы от 325 рабочих, из них 153 — коллективные, в 1902 году — 705, в том числе 448 — коллективные.

Другое средство борьбы — стачки. 18 апреля 1900 года вспыхнула забастовка на Урало-Волжском металлургическом заводе в Царицыне. Завод принадлежал французским предпринимателям, технический персонал также состоял преимущественно из специалистов-французов. Стачечники жаловались, что за одинаковую работу русским рабочим платили, по сравнению с французскими, в два раза меньше. К тому же французским рабочим доставляли чистую родниковую воду, в то время как русские употребляли для питья недоброкачественную.

Забастовщики потребовали повышения зарплаты, уравнения в правах, обеспечения родниковой водой, увольнения за грубое обращение двух французских мастеров и одного русского инженера. Администрация предприятия была вынуждена удовлетворить требования более чем 1000 стачечников.

Летом 1901 года произошли две забастовки в железнодорожных мастерских Саратова. Поводом к первой послужили штрафы, неправильные расчеты, злоупотребления администрации. Забастовкой руководил социал-демократический кружок, по инициативе которого был создан стачечный комитет из 17 человек. Стачком от имени рабочих потребовал отменить штрафы (их насчитывалось более 20), повысить расценки, ввести ежемесячный трехдневный отпуск, разрешить выборы цеховых старост для переговоров с администрацией. Под давлением жандармского подполковника Сыропятова (очевидно, сторонника идеи "полицейского социализма"), который обещал рабочим все "устроить по закону", дирекция дала согласие на отмену штрафов, повышение расценок, выдачу зарплаты за стачечные дни, выборы цеховых старост. Газета "Искра" по этому поводу сообщала: "Хотя победа неполная, но рабочие довольны ею".

Успех железнодорожников воодушевил рабочих некоторых других предприятий. На механическом заводе Беринга "Сотрудник" кружок социал-демократов в составе 12 человек призвал рабочих к забастовке с требованиями повышения зарплаты на 20 %, своевременной выдачи ее, введения 10-часового рабочего дня, отмены штрафов и обысков, улучшения санитарных условий, восстановления прежних перерывов на завтрак (30 минут) и обед (1,5 часа). Забастовка началась 15 июня, а 17 июня губернатор приказал рабочим приступить к работе на старых условиях. 23 стачечника были арестованы. Большинство рабочих 18 июня возобновили работу, при этом были арестованы еще 15 человек, а 25 уволены.

В августе последовала неудачная стачка в железнодорожных мастерских из-за нежелания администрации пересмотреть расценки. 70 рабочих были уволены за участие в этом выступлении. Более успешно закончилась забастовка на гвоздильно-проволочном заводе Гантке, где администрация дала обещание отменить штрафы, повысить расценки, восстановить 10 праздничных дней. В целом стачечное движение было разрозненным, носило экономический характер и не всегда заканчивалось победой рабочих.

Важной вехой в развитии рабочего движения явилась демонстрация 1 мая 1902 года, план проведения которой был разработан еще на массовке на Зеленом острове 15 апреля. В массовке приняло участие до 60 представителей различных революционных организаций — от эсеров до "искровцев". Накануне демонстрации были заготовлены прокламации, знамена, плакаты. Демонстрация состоялась в выходной день 5 мая 1902 года. В ней приняли участие около 200 человек. Демонстранты несли три красных знамени с призывами: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", "Да здравствует народное правление!", "Долой самодержавие!", "Работы для безработных!" и одно черное с надписью: "Вечная память герою" (в память об эсере Степане Балмашеве, казненном накануне за убийство министра внутренних дел Сипягина). На Немецкой улице демонстранты подверглись нападению полиции, усиленной войсками.

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ
П.И. Воеводин, один из участников демонстрации, позже рассказывал: "Прибывшие по вызову начальства войска помогли навести "порядок". Преградив нам путь, они стали арестовывать демонстрантов и тащить их на какой-то большой двор. Сюда вскоре прибыли губернатор, полицмейстер, начальник гарнизона, начальник губернского жандармского управления и представители прокуратуры.
Когда по Немецкой улице, буквально запруженной народом, вдоль тротуаров были расставлены солдаты, по распоряжению властей всех арестованных направили в сторону Соборной площади — в главное полицейское управление. Но тут случилось совсем непредвиденное. Толпы людей, собравшихся на Соборной площади, увидев демонстрантов, громко певших революционные песни, окруженных войсками, стали приветствовать их, махая платками, шляпами и фуражками. Из окон большого здания саратовского музыкального училища студенты забросали демонстрантов букетиками цветов.
Начальство отдало приказ вести арестованных к тюрьме и распорядилось бить в барабаны, чтобы заглушить наши революционные песни. Но под мерную дробь барабанов мы шли еще стройнее и пели еще громче. Нас слушали тысячи людей, стоявших плотной массой на тротуарах и выглядывавших из окон. Наша демонстрация продолжалась, правда только без знамен..."

Более 50 человек были арестованы и преданы суду. За организацию и участие в демонстрации 7 человек были приговорены к бессрочному поселению, один - к трем с половиной годам и двое - к двум с половиной годам тюремного заключения.

ДОКУМЕНТ
Во время судебного процесса над демонстрантами П.И. Воеводин произнес страстную речь, в которой, в частности, заявил: "Я обыкновенный заводской рабочий, один из тех тысяч, которые с раннего детства обречены на непосильный труд и всевозможные лишения.
Уже шестнадцати лет я был ни за что ни про что арестован, посажен в тюрьму, а затем выслан из Екатеринослава, где я имел заработок, работал литейщиком на заводе, в Саратов, в город, совершенно мне незнакомый. Почти целый год, несмотря на мои старания, я не мог получить работы, потому что таких безработных, как я, было много, а главным образом, потому, что вследствие доносов полиции и жандармов мне всюду отказывали от работы. Были дни, когда я не имел не только квартиры, но и хлеба...
В настоящее время капиталист, ничего не делая, живет в роскошных помещениях, носит дорогие платья, получает всевозможные удовольствия, бывает в театре, читает разнообразные книги и изучает разные науки, рабочие же не только не имеют ничего этого, но зачастую бывают без крова и хлеба.
А при малейшей попытке хоть немного улучшить свое положение, остановить бессовестный грабеж эксплуататоров они жестоко преследуются царским правительством; рабочих арестовывают без всякого основания, сажают в тюрьмы и насильно высылают из мест, где они имели заработок, в места, им совершенно неизвестные, где в их труде не нуждаются и где они испытывают разные лишения, не имеют пристанища, терпят голод и холод, унижения и оскорбления со стороны властей, начиная с последнего городового. Испытывая на себе всю тяжесть безысходной нужды, весь гнет своего бесправия и беззащитности, могут ли рабочие молчать? Могут ли они не протестовать и не бороться за лучшую жизнь?
Нет и нет!
Итак, мы, рабочие, не можем молчать, не можем не протестовать, не можем не бороться со своими угнетателями и преследователями, не можем не стремиться к изменению своего положения".

Крестьянское движение в крае

В начале XX века наблюдается брожение и в деревне. Для малоземельных крестьян, которых в губернии было около 60%, земледелие едва обеспечивало проживание в год средней урожайности. Между тем Саратовская губерния находилась в зоне рискованного земледелия, и частые засухи были для нее неотвратимым бедствием. К тому же платежи крестьян поглощали от 34 до 41,2% их дохода. В итоге, по признанию П.А. Столыпина, в Балашовском уезде "в состоянии хронического голодания" находилось до 50% крестьян. По его свидетельству, "средний урожай потребностей не удовлетворяет. Целые деревни занимаются профессиональным нищенством".

Уже в 1900 году в Поволжье наблюдается рост поджогов помещичьих усадеб. По сведениям министерства юстиции, в 1900 году в Самарской губернии было устроено 82 пожара, а в Саратовской — 93. По неполным данным, в 1901—1904 годах в губернии произошло не менее 273 выступлений крестьян, которые приобретали различную форму. Наряду с поджогами, которые составили 3/4 выступлений, крестьяне практиковали потравы помещичьих посевов, лугов и пастбищ, захваты их земли. Большая часть выступлений приходилась на Аткарский, Балашовский, Петровский и Сердобский уезды.

В 1902—1903 годах произошло не менее 163 выступлений крестьян. По признанию начальника Саратовского губернского жандармского управления, "...поджоги начинают приобретать вид систематического истребления различного рода имущества помещиков и состоятельных крестьян". В ряде случаев крестьяне препятствовали тушению пожаров. Когда же в селе Голицыне помещик Г.К. Сусанов обратился к крестьянам за помощью при пожаре, они ему посоветовали ходить "с молитвой и крестом кругом горевших построек".

Действия крестьян вызвали панику среди помещиков. По свидетельству саратовского губернатора, он "старался их успокоить и уговорил восстановить сгоревшие постройки, не оставлять имения и продолжать вести хозяйство".

В некоторых случаях происходили столкновения крестьян с казаками и войсками. Так, в июне 1902 года начались крестьянские выступления в селе Хованщине Сердобского уезда. По мнению местных крестьян, до 3000 десятин их земли незаконно захватили окрестные помещики. Несколько раз они посылали ходоков в Саратов и Петербург, и, наконец, летом 1902 года местным властям стало известно, что очередной ходок И.В. Серов привез какие-то бумаги по спорному вопросу из Петербурга. Местный пристав захватил сундук с документами, а крестьяне за это избили его и волостного старшину.

Для наведения порядка прибыл губернатор с ротой солдат. Часть крестьян была арестована, однако вывести их из села оказалось возможным лишь после прибытия еще одной роты и казачьей сотни. 15 участников выступления были приговорены к двум с половиной годам тюремного заключения.

Крупное столкновение крестьян с казаками произошло в селе Макарове Балашовского уезда 8 июля 1902 года. В потасовке приняло участие около 500 крестьян. До 300 из них было избито, 5 крестьян было осуждено к заключению. Потери другой стороны оказались скромнее: 9 раненых казаков и 3 полицейских.

В 1903 году, по данным канцелярии губернатора, в Балашовском уезде произошло 75 поджогов на аграрной почве, в Сердобском — 30, в Аткарском — 11. Поджоги продолжились и в 1904 году, а наряду с ними — порубки леса, потравы лугов. Так, крестьяне села Дурасовка Аткарского уезда несколько дней пасли свой скот в лугах помещика Юрьевича, считая их своими. При этом они не дали полиции арестовать кого-либо из зачинщиков. В селе Аркадак Балашовского уезда сельскохозяйственные рабочие организовали забастовку.

В целом рабочие и крестьянские выступления начала 1900-х годов явились прелюдией к революции 1905—1907 годов.

Расстановка общественно-политических сил

За влияние на рабочих и крестьян боролись различные политические силы, в первую очередь и главным образом — марксисты в лице социал-демократов и неонародники — социалисты-революционеры (эсеры). Соперничество между ними тогда носило дружественный характер. По признанию одного из участников, "в то время резкой грани между двумя группами не было". Либерально настроенные общественные деятели симпатизировали революционерам, не делая различия между ними.

В Саратове в 1900—1901 годах среди социал-демократов царил разброд, обособленно действовали такие группы, как "Социал-демократический ремесленный союз", "Социал-демократическая группа", "Рабочий комитет", "Объединенная группа эсеров и социал-демократов".

В организации и работе "Социал-демократического ремесленного союза" принимал активное участие С.В. Балмашев, который в декабре 1901 года оставил Киевский университет и уехал в Саратов. Здесь он вел занятия в кружках, был одним из издателей "Ремесленного листка". Вскоре он сблизился с руководителями местной организации эсеров П.П. Крафтом и С.Г. Клитчоглу и с их согласия 2 апреля 1902 года 5 выстрелами в упор застрелил в Петербурге министра внутренних дел Д.С. Сипягина. На допросе Балмашев заявил: "Террористический способ борьбы я считаю бесчеловечным и жестоким, но он является неизбежным при современном режиме".

Военный суд приговорил его к смертной казни через повешение, на предложение подать прошение о помиловании он ответил отказом, пояснив, что "должен идти на казнь, иначе подача прошения поселит раздор в партии: одни будут обвинять его, другие — защищать, и много сил потратят на такое ничтожное дело, смерть же его объединит всех". 3 мая 1902 года Балмашев был казнен в Шлиссельбургской крепости.

Основное внимание социал-демократов поглощали споры с "экономистами" в ущерб работе среди рабочих. В результате свой праздник 1 мая 1901 года социал-демократическая интеллигенция и рабочие отмечали раздельно.

Сплотить их друг с другом помогла газета "Искра", поступавшая в Саратов с 1901 года. Под ее влиянием весной 1902 года был создан комитет РСДРП, он действовал наряду с другими группами. Большую роль в создании единой социал-демократической организации сыграл агент "Искры" Е.В. Барамзин, который организовал группу последовательных искровцев.

Летом 1902 года сторонники "Искры" получили большинство в комитете РСДРП. В него вошли Е.В. Барамзин, М.П. Голубева, М.Н. Лядов, П.А. Лебедев и другие. Секретарем комитета была избрана Голубева. Искровцам удалось вытеснить из комитета экономистов и добиться присоединения к нему других групп. Летом прекратил свое существование "Саратовский социал-демократический ремесленный союз", а его члены присоединились к комитету РСДРП. В сентябре их примеру последовали социал-демократы во главе с А.И. Рыковым (в будущем видный советский и государственный деятель) из "Объединенной группы эсеров и социал-демократов". К октябрю 1902 года в социал-демократических кружках под эгидой комитета РСДРП действовали до 200 рабочих.

Основной упор в своей деятельности социал-демократы делали на агитацию и пропаганду среди рабочих и крестьян. Они выпускали листовки, распространяли "Искру" и нелегальную литературу. Только зимой 1902/03 года отпечатали и распространили около 33 тысяч листовок и прокламаций. По одному экземпляру каждого названия комитет РСДРП посылал в запечатанных конвертах губернатору и начальнику губернского жандармского управления. Однажды листовки были разбросаны в помещении жандармского управления.

Деятельность саратовских социал-демократов распространилась и на Заволжье. Начальник жандармского управления сообщал в 1902 году в Петербург: "Усиленная деятельность саратовской противоправительственной группы, проявленная весной текущего года, не оставалась бесследной и в районе Новоузенского уезда, главным образом в слободе Покровской. Рабочие железнодорожных мастерских, находящиеся в данной слободе, а также рабочие всей железнодорожной линии по направлению к городу Уральску, с одной стороны, и к слободе Александров Гай, с другой, явились материалом, на который оказали свое действие выпускаемые саратовской противоправительственной группой революционные листки, воззвания и прокламации". В Покровских железнодорожных мастерских возник социал-демократический кружок численностью до 25 рабочих, первые социал-демократы появляются среди рабочих на станции Красный Кут.

В 1902 году при участии саратовских социал-демократов был возрожден ранее разгромленный кружок из рабочих и служащих станции, железнодорожных мастерских, депо и крестьян села Ртищево. Члены кружка, ведущую роль в котором играли В.И. Цепулин и К.Н. Кузовлев, изучали и распространяли партийную литературу среди железнодорожников и крестьян окрестных сел и деревень. В 1905 году удалось создать сильные организации в Балашове, Аткарске, Камышине.

В 1903 году Саратовский комитет РСДРП образовал особую группу для работы среди крестьян, названную "аграрной лигой". По утверждению П.А. Лебедева, "лига завязала обширные связи с деревней и, сколько могла, снабжала литературой, листками, воззваниями и прочее".

Одним из опорных пунктов социал-демократов стал Николаевский (ныне Октябрьский) городок Саратовского уезда (Татищевского района), где размещалось Мариинское земледельческое училище. В 1901 году здесь возникли два кружка: из учащихся училища в составе 19 человек и из крестьян — 12 человек. В 1902 году они объединились. Социал-демократы вели работу среди учащихся и крестьян окрестных сел. Тайная библиотека в училище насчитывала более 300 нелегальных книг, брошюр, листовок. Была создана и нелегальная касса для оказания материальной помощи пострадавшим от полицейских преследований.

Губернское жандармское управление подчеркнуло "выдающееся положение Николаевского городка, которое должно быть отведено ему в деле распространения революционных изданий". В результате деятельности социал-демократов ленинские работы полиция обнаруживала в различных уездах — Аткарском, Саратовском, Кузнецком, Царицынском, Новоузенском.

В 1903 году на II съезде РСДРП делегаты от саратовских социал-демократов М.Н. Лядов и В.Ф. Горин-Галкин поддержали В.И. Ленина по всем вопросам. Саратовский комитет РСДРП присоединился ко всем решениям съезда и осудил деятельность меньшевиков.

Борьба между большевиками и меньшевиками в саратовской организации велась все время, однако господствующие позиции принадлежали большевикам. С осени 1904 года руководящую роль в комитете стал играть И.П. Гольденберг (Мешковский), стремившийся к сглаживанию идеологических разногласий с меньшевиками. Это привело к тому, что вопреки линии центрального большевистского руководства Саратовский комитет РСДРП согласился с мнением лидера местных меньшевиков Д.А. Топуридзе о необходимости поддержки "банкетной кампании", организованной либеральной общественностью.

ЛИЧНОСТЬ
И.П. Гольдберг (Мешковский) (1873 - 1922) - искровец, после II съезда РСДРП - большевик. Сторонник примирительного отношения к меньшевикам. С конца 1902 года по сентябрь 1905 года работал в Саратовской социал-демократической организации, служил в статистическом отделе губернской земской управы. В годы первой мировой войны был "оборонцем". В 1920 году вступил в РКП(б).

Помимо социал-демократов в губернии действовали эсеры. В 1896 году А.А. Аргунов основал в Саратове "Союз социалистов-революционеров", или, как его позже стали называть, "Северный союз". Активное участие в деятельности союза принимали Е.К. Брешко-Брешковская ("Бабушка русской революции") и В.М. Чернов (впоследствии лидер эсеровской партии). Саратовская организация появившейся в начале 1902 года партии эсеров была одной из наиболее крупных. Она отличалась от других эсеровских организаций большим удельным весом крестьян и рабочих. К 1905 году существовали комитет эсеров в Саратове и группа в Камышине. Лидером саратовских эсеров являлся Н.И. Ракитников.

ЛИЧНОСТЬ
Н. И. Ракитников (родился в 1864 году) окончил университет. В 1902—1909 годах входил в состав ЦК партии эсеров. В 1909 году был избран в редакцию центрального партийного органа. Публицист. В 1912 году открыто осудил роман бывшего заместителя руководителя Боевой организации (БО) эсеров Б. В. Савинкова (литературный псевдоним Ропшин "То чего не было" "как крайне неверную картину пережитого Россией движения, тенденциозно освещенную, с совершенно чуждой нашему направлению точкой зрения". В первую мировую войну занял центристскую позицию. Летом 1917 года входил в состав Временного правительства в качестве товарища (заместителя) министра земледелия. После прихода к власти большевиков участвовал в борьбе против них. В 1919 году, наряду с другими, организовал группу "Народ", которая пошла на союз с большевиками, и был за это исключен из партии эсеров.

Эсеры поддерживали связи со служащими земского и городского самоуправления, Рязанско-Уральской железной дороги, редакций, со студентами, рабочими. Несмотря на яростные теоретические дискуссии с местными марксистами, часть эсеров выступала за совместные с ними действия.

С 1902 года эсеры усилили свою деятельность среди крестьян. Она заключалась преимущественно в пропаганде программных положений партии социалистов-революционеров с помощью прокламаций. Небольшое количество крестьянских кружков ограничивалось чтением и обсуждением, а иногда и распространением литературы. Работой ведали крестьянские союзы или комиссии, созданные при Саратовском комитете и состоявшие из разъездных агитаторов. В функции последних входило создание первичных организаций — крестьянских братств, руководство крестьянскими выступлениями, распространение литературы, формирование боевых дружин. К 1905 году эсеры опережали социал-демократов в своем влиянии на крестьянство.

Недовольство внутренней политикой правительства привело к усилению либеральной оппозиции, к которой принадлежали адвокаты, земские гласные, служащие. В 1900-х годах произошло усиление либеральной группы в губернском и некоторых уездных земских собраниях. Губернские гласные от Балашовского земства Н.Н. Львов и С.А. Котляревский принимали участие в деятельности нелегального кружка "Беседа" в Москве. Львов явился одним из инициаторов издания заграничного нелегального либерального журнала "Освобождение", который с 1902 года выходит в Штутгарте.

Оба земца вошли в состав ЦК "Союза освобождения" (1904 год) — первой нелегальной общероссийской либеральной организации. Они же внесли посильный вклад в выработку проекта решений съезда земских деятелей в Петербурге в ноябре 1904 года. Львов оказывал даже денежную помощь "Искре".

ЛИЧНОСТЬ
Н.Н. Львов (1865—1944) — из потомственных дворян, крупный землевладелец. Закончил юридический факультет Московского университета. С 1893 по 1899 год — предводитель дворянства Балашовского уезда; уездный и губернский земский гласный. С июля 1899 по март 1902 года (до добровольной отставки) — председатель губернской земской управы. В 1905 году избран в состав ЦК конституционно-демократической партии (кадетов), откуда вскоре вышел из-за своего несогласия с аграрной программой. Член I, III, IV Государственной думы. В гражданскую войну принимал активное участие в белом движении на юге России.

Тем же занимался другой земский деятель — граф А.Д. Нессельроде, внук канцлера К.В. Нессельроде. Одно время он именовал себя "приверженцем Ленина". Нессельроде достаточно регулярно читал "Искру", платя за каждый номер 200 рублей. В 1902 году по просьбе бюро Русской организации "Искры" он передал через Е.В. Барамзина 1000 рублей на нужды социал-демократов.

Под влиянием крестьянских волнений Саратовское губернское земское собрание приняло в начале 1903 года постановление, в котором давало свое видение решения крестьянского вопроса. Оно высказалось за свободный выход из общины, переселение крестьян, усиление помощи со стороны Крестьянского банка, государственный контроль за арендными ценами, уравнение крестьян в правах с другими сословиями, развитие народного образования.

На съезде земских деятелей в Петербурге в ноябре 1904 года саратовские представители примкнули к большинству. Львов, в частности, заявил, что участники съезда "требуют реформ, предвидя в противном случае неизбежность революции". В принятой резолюции земцы выступали за демократические свободы, неприкосновенность личности и жилища, политическое и гражданское равноправие, ответственность должностных лиц перед законом, введение в России законодательного народного представительства (парламента).

С ноября 1904 года в России началась "банкетная кампания", организованная "Союзом освобождения" с целью популяризации его программных требований. Она совпала с кампанией по пропаганде земских постановлений. Инициаторы кампании стремились к созданию широкого оппозиционного движения на основе конституционных требований. Как повод использовались ужины в виде банкетов, различного рода вечера (музыкальные, благотворительные).

В проведении "банкетной кампании" либералам удалось достичь успеха. По неполным данным, в губернии (преимущественно в Саратове) состоялось 2 банкета и 11 вечеров и собраний. В них приняли участие не менее 8,5 тысячи человек, в том числе студенты, учащиеся, служащие различных учреждений, адвокаты. Организовали даже банкет в Балашове, что было редкостью. Правда, либералам не удалось привлечь к кампании рабочих и крестьян. Однако принятые на своих митингах резолюции рабочие, под воздействием местных социал-демократов, передали в губернское земское собрание.

9—10 января 1905 года, еще до известия о событиях в Петербурге, губернское земское собрание почти единогласно поддержало резолюцию ноябрьского съезда в Петербурге, дополнив ее требованиями свободы стачек и демократических выборов. Позиция, занятая собранием, свидетельствовала об остром недовольстве дворянства правительственной политикой. Даже "верхи" общества потребовали реформировать политическую систему, рассматривая преобразования в качестве "противоядия" революции. Вместе с тем было бы неправильно рассматривать их в качестве союзников самодержавия, так как их действия способствовали ослаблению царской монархии.

В конечном итоге усилия социал-демократов, эсеров, либералов по раскачиванию различных слоев населения губернии дали свои плоды во время революции 1905—1907 годов.

Использованные материалы:
- История Саратовского края: С древнейших времен до 1917 года. Саратов: Регион. Приволж. изд-во "Детская книга", 2000. 416 с.
- Очерки истории Саратовского Поволжья. Т.1: С древнейших времен до отмены крепостного права. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1993
Партнер рубрики
  • Пао Абсолют банк Белай Тринфико коротко.