География История Экономика Образование Культура Личности

Боголюбов Н.П.


В 1885 году в Радищевский музей от его основателя профессора живописи, коллекционера А.П. Боголюбова в числе прочих даров поступил “Портрет Н.П. Боголюбова” кисти И.Н. Крамского. Эта работа не относится искусствоведами к числу лучших, исполненных художником в этом жанре; она не выделяется оригинальностью композиции, выразительностью живописного языка. И все же Крамскому удалось раскрыть наиболее существенные и значительные стороны личности изображенного. На портрете — сидящий прямо перед зрителями далеко не молодой человек с окладистой седой бородой, устало-болезненным взглядом умных добрых глаз. Во всем его облике — простота, скромность, нравственное благородство и чистота. Несмотря на естественность позы, чувствуется: ему неловко быть в центре чьего-то пристального внимания, тем более художника.

Портрет был написан в Париже в 1876 году. После тяжелой болезни Николай Петрович приехал с женой Екатериной Михайловной в столицу Франции для свидания с братом Алексеем. Иван Николаевич Крамской, находившийся в Париже для работы над картиной “Хохот”, жил в то время у А.П. Боголюбова и работал в его мастерской. Несколькими месяцами раньше в этой мастерской молодой Илья Репин написал портрет Алексея Петровича Боголюбова. И.Н. Крамской создал портрет его старшего брата — в прошлом морского офицера, действительного статского советника Николая Петровича Боголюбова.

Что мы знаем об этом человеке? о взаимоотношениях братьев Боголюбовых, внуков писателя-революционера А.Н. Радищева? о роли Н.П. Боголюбова в устройстве и становлении Радищевского музея в Саратове?

Опираясь на документы, фотографии, книги, хранящиеся в архиве и библиотеке Саратовского художественного музея имени А.Н. Радищева, попытаемся ответить на эти вопросы.

В семье Петра Гавриловича Боголюбова и Феклы Александровны (урожденной Радищевой) было двое детей: Николай и Алексей. Отца семья потеряла рано. Участник войны против Наполеона 1806—1807 годов, финской кампании 1809-го, Отечественной войны 1812-го, он умер в чине полковника в 1830 году, когда старшему сыну, Николаю, было девять лет, младшему — шесть. Детские впечатления об отце братья Боголюбовы пронесли через вою жизнь. Алексей Петрович напишет в своих воспоминаниях:

“Отец любил животных, был натурой художественной, рисовал недурно, любил картинки по своим средствам, эстампы, гравюры. Чинил часы знакомым, точил с ангельским терпением самые тонкие колеса для часового механизма. Строил своими средствами возки, коляски, и всем этим делом занимался с крайней любовью. Человек он был добрый и честный, а потому был не богат”. О художественности натуры Петра Гавриловича, о его литературных вкусах и пристрастиях, а также о его благородных человеческих качествах, свидетельствует объемная тетрадь в кожаном переплете, являющая собой образец домашнего альбома начала XIX столетия, куда П.Г. Боголюбов четким красивым почерком вписывал басни, оды, эпиграммы, сказки в стихах русских и иностранных поэтов, а также “мысли разных авторов”, “нравоучительные рассуждения”, “нечто из советов военного человека своему сыну”, “разные разности”, практические советы по изготовлению лекарственных средств и прочее. Возможно, не один раз читывались страницы этого альбома в семье Боголюбовых: “Любовь к Отечеству есть чувство благороднейшее и великодушнейшее. Оно заставляет нас любить свое Отечество больше, чем себя самих, ибо истинный гражданин никогда не отречется жертвовать ему своим именем, наилучшими своими выгодами, кровью своей и жизнью... Военные добродетели без нравственных в офицере не могут. В числе сих последних первое место занимает человечество (человечность), которое прочее все собою украшают... Сострадать несчастным есть наслаждение, а не трогаться горестью другого есть самый низкий из всех пороков сердца...” Альбомом дорожили и хранили как семейную реликвию, а в 1885 году братья Боголюбовы передали его в Радищевский музей.

Замечателен небольшое, овальной формы акварельный портрет полковника П. Боголюбова, написанный его полковым товарищем С.Г. Чириковым с нежным чувством сердечной привязанности. Молодой сероглазый мужчина со светлыми вьющимися волосами, по-детски припухлым ртом, кавалер ордена Св. Владимира 4-й степени, отмеченный медалью за участие в войне 1812 года, — натура, по всей видимости, романтическая, но с твердым и сильным характером; таким предстает перед нами отец Николая и Алексея Боголюбовых.

Фекла Александровна, женщина светлого ума к кроткой доброй души, оставив светские знакомства после смерти мужа, посвятила себя полностью воспитанию детей. По признанию А.П. Боголюбова, если он с братом и вышел в люди, то только благодаря ей.

“Мать мы любили до обожания... Она занималась с нами исключительно и передавала нам свои познания, так что при поступлении нашем в Корпус мы правильно писали по-русски, почти безошибочно по-французски и немного по-немецки...” — писал Н.П. Боголюбов.

Мальчики были отданы на обучение в Александровский Царскосельский корпус, затем переведены в Морской кадетский корпус. А. Новицкий в монографической статье “Памяти А.П. Боголюбова”, написанной им со слов Н.П. Боголюбова, приводит такой эпизод. Алексей, будучи по характеру очень живым и впечатлительным, а также обнаруживая склонность к рисованию, пристрастился к изображению в карикатуре всех окружающих. За карикатуры на экзаменаторов и директора корпуса И.Ф. Крузенштерна Алексей был лишен права экзаменоваться и отправлен под арест.

Николай, будучи в то время уже в офицерских классах, узнав о беде, постигшей брата, едет к дяде, полковнику Афанасию Александровичу Радищеву, с просьбой заступиться за Алексея. Крузенштерн простил Алексея Боголюбова, ссылаясь на авторитет дяди и прилежную учебу и хорошее поведение Николая Боголюбова.

Разные по характеру, темпераменту и наклонностям, братья Боголюбовы сохранили на протяжении всей жизни теплые дружеские отношения между собой. Ранняя смерть родителей (Фекла Александровна умерла в 1845 году), молодой жены Алексея Петровича и его годовалого сына Николая еще более сблизила братьев. Несмотря на частые разлуки, они жили душа в душу, находя друг в друге опору и поддержку, при встречах и в письмах делились тем, что волновало, радовало, огорчало.

С 1853 года Боголюбовы по несколько месяцев жили вместе на Васильевском острове, сначала на углу 14-й линии и Большого проспекта в доме Гофмана, позднее по 13-й линии между Большим и Средним проспектом в доме Семенова. Спустя несколько лет Николай Петрович переехал в Москву, где прожил большую часть жизни.

В 1861 году профессор живописи А.П. Боголюбов, объездив пол-Европы, впервые приехал в Москву. Встреча братьев после семи с половиной лет разлуки была необычайно радостной. Наговорившись досыта, они бродили до усталости по белокаменной красавице Москве. Возможно, в этот приезд Алексей Петрович поделился с братом мыслью о создании музея, овладевшей им после встречи с немецким художником А. Михелисом, который мечтал создать музей на своей родине, в городе Ульма. Вскоре Боголюбовы, приняв предложение от директора пароходства по Волге “Самолет” В.А. Глазенапа, давнего знакомого по флоту, отправились в путешествие по Волге с целью создания иллюстрированного путеводителя. Результатом этого путешествия явилась книга “Волга от Твери до Астрахани”, написанная Н.П. Боголюбовым “частию по известным источникам, а частию на основании собственных наблюдений”, изданная в Санкт-Петербурге в 1862 году. Это был первый литературный опыт Н.П. Боголюбова, ставшего впоследствии автором более десяти книг, преимущественно исторического характера. “Волга от Твери до Астрахани” представляет собой подробный путеводитель по всем замечательным местам Поволжья. И хотя автором в предисловии книга характеризуется как “чуждая всяким научным претензиям”, написана она с большим знанием истории, географии, кораблестроения. В отдельной главе, посвященной Саратову, Н.П. Боголюбов рассказывает об истории возникновения города, его достопримечательностях. Вот как Н.П. Боголюбов описывает площадь, на которой спустя двадцать с небольшим лет возникнет здание Радищевского музея:

“Главная и самая старинная улица Московская, — она идет от берега Волги и до городского выезда на так называемый Московский тракт - дорогу, идущую на Пензу. Почти на половине ее длины находится обширная площадь, называемая Хлебной или Театральной, названия, усвоенные ей потому, что на ней по одну сторону идут торговые ряды и хлебные магазины, по другую — новый гостиный двор, а левее его, на середине площади, построен театр. 10 литографий и 31 политипаж в путеводителе выполнены по рисункам А.П. Боголюбова. Один экземпляр этого редчайшего издания, поступивший от Н.П. Боголюбова в 1897 году, хранится в отделе редких книг музея.

В течение двух летних месяцев 1868 года гостил А.П. Боголюбов в небольшом, но чарующем своеобразной красотой городке Горы-Горки Могилевской губернии, где Николай Петрович на протяжении десяти лет (с 1865 по 1875) был директором земледельческой школы. Приезжает Алексей Петрович в Горы-Горки и в августе—сентябре 1873 года, обретая в общении с близким, дорогим ему человеком, “единственной отрадой в жизни” (по его словам), душевное равновесие и желание плодотворной деятельности.

Мысль об устройстве музея в Саратове не переставала занимать Алексея Петровича. Горячее одобрение и сочувствие старшего брата тем более уверили его в благородстве поставленной цели. В декабре 1877 года через члена Государственного совета К.П. Победоносцева Алексеем Петровичем было сделано заявление следующего содержания: А.П. Боголюбов отдает все свое художественное имущество, состоящее из картин, акварелей, медалей, древних бронз, майолик и т. д., городу Саратову, чтобы городом было построено приличное здание для устройства музея с присоединенной к нему школой рисования, которому было бы присвоено имя Александра Николаевича Радищева, родного деда Алексея и Николая Боголюбовых. После их смерти все их имущество, как движимое, так и недвижимое, должно поступить на содержание музея и школы.

Дело, казавшееся таким необходимым, оказалось нелегким в своем осуществлении и потребовало немало усилий и огромной выдержки со стороны А.П. Боголюбова и сторонников его идеи, глубоко понимавших значение искусства вообще, а также значение музея как учреждения художественно-образовательного и воспитательного.

Позади семилетняя переписка с саратовскими городскими властями, споры и сомнения по поводу того, “надо ли строить?”, “где?”, “на какие средства?”. 1 мая 1883 года на Театральной площади в Саратове произведена торжественная закладка здания музея по Высочайше утвержденному проекту архитектора И.В. Штрома.

В июне этого же года Боголюбовы приезжали посмотреть на рождающееся здание, познакомиться с членами строительной комиссии во главе с А.В. Песковым, архитектором А.М. Салько, губернатором А.А. Зубовым, городским головой И.Я. Славиным, осуществляющим контроль за строительными работами. Предназначенная для Радищевского музея коллекция А.П. Боголюбова уже в марте 1885 года была переправлена из московского дома Николая Петровича в Саратов. А в начале июня приехали сами Боголюбовы для организации первой музейной экспозиции и подготовки музея к открытию.

29 июня 1885 года в здании музея к 12 часам собралось множество людей. Прибыл саратовский губернатор А.А. Зубов, Алексей Петрович и Николай Петрович Боголюбовы, представители городского управления. Перед началом торжества был отслужен молебен. Певчие пропели духовный концерт. Губернатор объявил собравшимся, что на основании полученного от управляющего Министерством внутренних дел разрешения Радищевский музей считается отныне открытым. Попечитель музея А.В. Песков прочитал собравшимся исторический очерк учреждения Радищевского музея. Затем на кафедру взошел брат основателя музея Николай Петрович Боголюбов. Взволнованно и торжественно читал он очерк о своем знаменитом и опальном деде:

“Радищев, памяти которого посвящаются музей и школа, был человек далеко не заурядный. В нашей литературе он известен как глубокий мыслитель и писатель. В среде служебной он слыл за отличного юриста, опытного чиновника и бескорыстного человека. В сфере ученых он выделялся из этой среды как человек передовой того времени, обладавший многосторонними знаниями. Помимо юриспруденции, он изучил философию, химию, медицину, историю литературы европейской и отечественной. Он знал основательно языки: латинский, английский, французский, немецкий и итальянский... Как светский, образованный человек, он знал музыку, сам играл на скрипке, был ловким наездником и танцором, считался хорошим и счастливым стрелком, одним словом — Александр Николаевич Радищев был популярнейшим человеком своего времени...”.

Благодаря стараниям и смелости братьев Боголюбовых имя Радищева звучало открыто и свободно.

Двадцать пять коллекций живописи, графики, бронзы, мебели, тканей и т. п. было сформировано из пожертвований музею еще до его открытия. Поток даров не уменьшился и в первые годы существования музея. В числе жертвователей — художники, коллекционеры, архитекторы, писатели, общественные деятели, ученые, чиновники. Имя Н.П. Боголюбова в “Списке жертвователей музею...” приводится трижды. Благодаря Н.П. Боголюбову музей пополнился ценными документами и фотографиями, связанными с жизнью, деятельностью и творчеством его основателя, живописными и графическими работами А.П. Боголюбова, редчайшими изданиями по истории искусства и русского флота.

Почетное место в экспозиции музея занял один из уцелевших экземпляров первого прижизненного издания книги А.Н. Радищева “Путешествие из Петербурга в Москву” (1790), подаренный его внуками. На титульном рукописном листе надпись:

“Братья Боголюбовы приносят этот экземпляр книги сочинений Александра Николаевича Радищева музею его имени в Саратове. Просят управление музея хранить его как дорогую библиографическую редкость и не выдавать для чтения. 26 июля 1887 г. Николай Боголюбов, Алексей Боголюбов”.

В 1887 и 1894 годах Н.П. Боголюбов приносит в дар библиотеке музея несколько томов художественной литературы на французском и немецком языках, а также две книги собственного сочинения — “Лейтенант Казарский” (1887) и “Граф Мориц Беньовский” (1894).

Оставив в 1875 году государственную службу, Н.П. Боголюбов обращается к писательской деятельности. В прошлом морской офицер, он остается верным привязанности к морю, чем объясняется выбор тем и героев его произведения.

“Лейтенант Казанский” — рассказ о герое-моряке, командире брига “Меркурий” капитан-лейтенанте Александре Ивановиче Казарском, отличившемся небывалым мужеством и храбростью в морском бою с турецкими кораблями в 1829 году. Написан рассказ на основе подлинных, архивных документов, о чем автор упреждает читателя.

Храбрец, но иного рода, отчаянный искатель приключений стоит в центре повествования, обозначенного автором как историческая быль. На основе записок известного авантюриста второй половины прошлого столетия графа Морица Беньовского строит свое произведение Н.П. Боголюбов, “руководствуясь желанием ознакомить читателей с одной из мало изученных страниц истории мореплавания”. Одиннадцать рисунков в этой книге выполнил А.П. Боголюбов.

Неожиданная смерть брата в 1896 году потрясла Николая Петровича, повергнув его в состояние отчаяния и глубокого уныния. Алексей Петрович завещал Н.П. Боголюбову как душеприказчику довести начатое им дело до конца. Ведь еще не была открыта рисовальная школа при музее, о чем так мечтали братья. Н.П. Боголюбов в одном из ответных писем саратовскому городскому голове Н.П. Фролову писал:

“Я молю Бога, чтобы начатое братом дело не заглохло после его кончины. Чтобы воздаваемые ему в газетах красноречивые посмертные похвалы не были бы пустыми и праздными звуками, и чтобы школа имени брата была бы открыта еще при моей жизни”.

Николай Петрович дожил до открытия Боголюбовской рисовальной школы, состоявшегося 11 февраля 1897 года. Для нужд школы Николай Петрович пересылает двести “более или менее ценных” рисунков А.П. Боголюбова, предназначенных им к продаже, считая более полезным нахождение их при музее в качестве оригиналов для учащихся.

В этом же 1897 году через Вячеслава Петровича Рупини, директора Радищевского музея, Н.П. Боголюбов передает 19 русских и иностранных орденов и знаков, пожалованных покойному профессору живописи А.П. Боголюбову, юбилейное издание 1853 года “Российский царственный дом Романовых”, а также “Сборник журнальных статей о А.Н. Радищеве и А.П. Боголюбове” с дарственной надписью последнего. Через Михаила Александровича Попова, саратовского помещика, с которым Боголюбовы были дружны, Николай Петрович передает для Радищевского музея серебряную акварельную палитру А.П. Боголюбова, подаренную ему офицерами гвардейского экипажа, массу фотографий и книг, писем и телеграмм от лиц Императорская фамилии, друзей А.П. Боголюбова, известных русских художников.

Спустя несколько месяцев Николай Петрович обращается в музей с просьбой принять в дар книги (личные и из библиотеки брата), несколько альбомов с рисунками А.П. Боголюбова, дипломы и грамоты, которыми он был удостоен, более тридцати литографированных портретов, около ста писем А.П. Боголюбова и к нему. Среди книг, подаренных Н.П. Боголюбовым: А.Л. Кущ “Радищевский музей в Саратове” (с дарственными надписями А.Л. Куща и А.П. Боголюбова), небольшая брошюра А. Новицкого “Памяти А.П. Боголюбова”, “Руководство к устройству каменных и деревянных церквей” инженера-архитектора А.М. Салько (Саратов, 1892), “Краткая история русского флота” Ф. Веселаго (Спб., 1893), “История корабля” (сочинение Н.П. Боголюбова), двухтомное издание, не утратившее до настоящего времени своего научного значения.

Книги, принадлежавшие А.П. Боголюбову, различны по тематике и назначению: для “развлекательного чтения”, каталоги частных коллекций, аукционов, выставок-распродаж художественных произведений, необходимые коллекционеру в его кропотливом труде собирателя и отчетливо сохранившие “следы” их владельца — всевозможные пометы, краткие записи, беглые зарисовки, лаконичные рисунки.

Библиографической редкостью являются 18 малоформатных книжечек на французском языке серии “Миниатюрная библиотека путешественника”, изданные в Париже в 1801—1802 годах. Изящество формата, изысканность оформления, прекрасное полиграфическое исполнение характеризуют издания этой серии: “Сочинения Расина” в 3-х томах, Ф. Вольтер “Орлеанская дева”, Ш. Монтескье “Письма из Персии”, “Избранные сочинения А. Пирона” в 2-х томах и другие. Они, верно, были добрыми попутчиками А.П. Боголюбова в его частых, долгих путешествиях за границей и по России.

Необычайный интерес представляют собой несколько скромных по виду и небольших по размеру альбомов с рисунками А.П. Боголюбова, удивительно живо передающих характер и пристрастия художника. Рисунки карандашом, углем, акварели, выполненные под непосредственными впечатлениями от путешествий по Рейну (1854, 1865), по Венеции (1863), Ливадии (1863). Это и виды местностей, отдельные здания, парусные суда, жанровые сценки, человеческие фигуры, выхваченные из уличной суеты, городские кварталы, набережные, сельские пейзажи. Не обошлось в альбомах без карикатур, которые так любил рисовать Алексей Петрович — на знакомых, друзей, на себя, подмечая смешное, нелепое.

В одном из писем Н.П. Фролову Николай Петрович говорит о пересылке в Саратов серебряных часов А.П. Боголюбова, которыми он очень дорожил и носил постоянно с 1876 года. История этих часов, почерпнутая из записки Н.П. Боголюбова, носит мистический характер и достойна внимания.

Вместе с Николаем и Алексеем Боголюбовыми в Морском корпусе воспитывались братья Абрам и Николай Засс. Абрам Засс вскоре после выпуска умер. Николай, всегда склонный к жизни аскета, с горя постригся в монахи и, приняв имя Нестора, долгое время был настоятелем русской церкви в По (Франция). В 1876 году, когда Н.П. Боголюбов гостил у брата в Париже, к ним приехал отец Нестор и сообщил, что Святейший Синод предложил ему принять сан епископа Алеутского и Камчатского, что он согласен и навсегда покидает Европу. Боголюбовы одобрили его решение. Прощаясь, Алексей Петрович поменялся с ним часами, отдав отцу Нестору прекрасные золотые часы фабрики “Патек и Чапек”, а от него получил серебряные. Окончание истории Николай Петрович изложил следующим образом:

“После кончины брата, наше Консульство в Париже прислало эти часы мне. Я снял с них три брелока, два отослал в Радищевский музей... а один оставил у себя. Спустя некоторое время я случайно открыл заднюю доску и нашел там кусочек бумажки с загадочными следующими словами: “Благослави венец лета благости Твоея Господи сохраняя в мире и здравии твоего Алексея на 1896 год”. Несомненно, что строки эти были написаны и положены в часы отцом Нестором. Я поспешил удостовериться в этом чрез сличение почерков с письмом его, бывшим в бумагах брата. Сходство несомненное. 1869 год был для брата моего роковым годом, и о. Нестор по всей вероятности предчувствовал, что он будет для друга его детства последним в жизни. В жизни нашей есть много неразъяснимого, таинственного. Как бы там ни было, но брат мой никогда не говорил мне об этой записочке, а человек (Измаил), служивший у брата более десяти лет, сообщил мне, что за время его служения у брата часы отдавались в починку два раза и оба раза брат тщательно вынимал записку и прятал в портфель, который носил всегда с собою”. Часы А.П. Боголюбова в настоящее время находятся в фондах Саратовского художественного музея имени А. Н. Радищева.

О своем участии в формировании музейных коллекций Н.П. Боголюбов никогда не говорил, а на полные признательности письма попечительного совета музея отвечал, что дорога не благодарность, а “дорого знать, что вещи, присланные мной, — в музее”.

Николай Петрович Боголюбов скончался 7 сентября 1898 года. В 1899 году по его духовному завещанию в Саратовский Радищевский музей поступило более двадцати живописных произведений А.П. Боголюбова, Ф.А. Бронникова, Ф.А. Васильева, около трехсот рисунков тушью, карандашом, акварелей, выполненных А.П. Боголюбовым, более трех десятков старинных вещей из личного имущества, бронзовый бюст А.П. Боголюбова работы скульптора Л.А. Бернштама, а также 3000 рублей “для усиления процентами с этого капитала средств Радищевского музея и Боголюбовской рисовальной школы”.

Одним из последних желаний Н.П. Боголюбова было побывать в Саратове и “полюбоваться на плоды трудов незабвенного брата, положившего на музей и школу все материальные и нравственные силы и средства”.

Использованные материалы:
- Жукова И. "Чтобы начатое дело не заглохло..." - Годы и люди. Вып.6 – Саратов: Приволжское издательство "Детская книга", 1992.
Партнер рубрики
  • проверка дома перед покупкой