География История Экономика Образование Культура Личности

Зыбин П.М.


...Дворец пионеров и школьников, старый саратовский вокзал и церковь-часовня "Утоли моя печали", глазная клиника — все эти здания, такие разные, чем-то родственны, близки. Чем?

Приглядевшись к их фасадам, можно обнаружить схожие детали: лепной орнамент, барельефы, маски, динамичные стальные решетки, изящные, тонко прорисованные переплеты оконных рам. Эти постройки роднит самобытная творческая манера, присущая их автору - саратовскому архитектору Петру Митрофановичу Зыбину.

Петр Митрофанович Зыбин родился 18 ноября 1857 года в поселке Ардатов Нижегородской губернии в крестьянской семье. Детские впечатления, рожденные удивительной красотой окружающей природы, вызвали у него раннюю тягу к художественному творчеству. Он много и увлеченно рисует, занимается в иконописной школе, затем обучается на архитектурном факультете Московского училища живописи, ваяния и зодчества (1877—1883). Но это училище, несмотря на высокий уровень преподавания и подготовки студентов, не имело статуса высшего учебного заведения. Для того чтобы получить диплом специалиста с высшим образованием, его выпускники должны были, по существу, заново пройти два последних курса Высшего училища при Академии художеств в Петербурге. Зыбин тоже поступил в Академию, и в 1885 году блестяще закончил курс обучения, получив диплом архитектора-художника I степени.

После отбытия “воинской повинности” в 1886 году в качестве инженерного кондуктора корпуса военных инженеров П.М. Зыбин был определен в Ремесленное училище Цесаревича Николая в Петербурге, где преподавал долгих девять лет. Но все эти годы его влекла архитектура, творчество; сколько раз рожденные его воображением проекты мысленно превращались в живую, материальную, осязаемую плоть здания, заставляя учащенно биться сердце...

Зыбин оставляет преподавание в училище и едет в Саратов, где 1 июня 1895 года поступает в управление Рязано-Уральской железной дороги на должность старшего архитектора службы пути.

Почему Зыбин выбрал именно Саратов? Наш город к концу XIX века стал одним из заметных очагов культуры, “столицей Поволжья”. Общественная жизнь в городе была весьма оживленной. Все виды искусства: архитектура, живопись, литература, театр — переживали период подъема. Именно в это время появлялись и крепли ростки своеобразной — “саратовской” живописной школы, давшей через несколько лет России и всему миру целую плеяду ярких художников: В.Э. Борисова-Мусатова, П.В. Кузнецова, П.С. Уткина, К.С. Петрова-Водкина. Набирало темпы строительство, талантливые зодчие создавали здания, которым суждено было определить запоминающееся архитектурное лицо Саратова, стать его гордостью и украшением.

Конечно, возможностью самостоятельно работать, проектировать, быстро и. много строить, благоприятной творческой атмосферой — вот чем привлек Зыбина Саратов. Надо заметить, что ко времени своего приезда на Волгу Петр Митрофанович был зрелым, самостоятельным 38-летним человеком со сложившимся мировоззрением, опытным, высокопрофессиональным специалистом. Годы, проведенные в Петербурге, многому научили его как зодчего. В это время на берегах Невы жили и работали ведущие русские архитекторы конца XIX века: Л.Н. Бенуа, В.А. Шретер, И.С. Китнер, А.М. Горностаев, А.Н. Померанцев, Н.В. Султанов. Большинство из них преподавало в Академии художеств. Было чему поучиться у таких мастеров. Зыбин часто посещал выставки, выписывал ведущие архитектурные журналы. Да и сама атмосфера Петербурга, удивительная гармония его площадей и проспектов не могли не повлиять на формирование творческого почерка молодого архитектора.

Но он понимал, что Петербург — “самый городской из российских городов”, выросший тем не менее на фундаменте западноевропейского зодчества, не исчерпывает представления об архитектуре России. Петербург и Москва — ум и сердце русской культуры. Архитектура Москвы — живая, размашистая, как бы нарисованная от руки, подлинно народная — полнее всего выражает русский характер. Зыбина влекло зодчество Московской Руси — с его сложностью и выразительностью объемов, обилием деталей, яркой полихромностью.

Такая широта взглядов и определила одну из главных черт творчества П. М. Зыбина — единство рационального и эмоционального начал, удивительное сочетание строгости, уравновешенности с декоративностью и динамизмом.

Рабочий день Зыбина в Саратове был расписан по минутам. Работая ежедневно с девяти утра до трех часов дня, он, кроме этого, несколько лет преподавал в Боголюбовском рисовальном училище и использовал всякую возможность, позволявшую ему заниматься проектированием дополнительно, в нерабочее время.

Первые годы жизни П.М. Зыбина в Саратове были полны разнообразных, но одинаково важных для него событий. 30 июля 1897 года он женился на 24-летней Александре Георгиевне Лебедевой. В 1901 году семья переехала в новый дом, построенный по проекту самого Петра Митрофановича на Царицынской улице (ныне улица Первомайская,162). В этом доме Зыбины прожили почти два десятилетия, здесь родились сыновья Петра Митрофановича и Александры Георгиевны — Владимир, Юрий, Борис.

...1899 год, завершивший девятнадцатый — “золотой” — век капиталистической индустрии и торговли, век великих открытий и изобретений, был для Зыбина особенным. В этом году осуществлен первый крупный проект, созданный им для Саратова, — реконструкция саратовского железнодорожного вокзала.

Рубеж XIX—XX веков был интереснейшим этапом в истории архитектуры России. В это время зарождается и набирает силу сложное и своеобразное явление — русский модерн. Программой этого стиля стала борьба против подражательности, каноничности, сухого академизма, за тотальное обновление зодчества; его лозунгами — современность и новизна. Модерн привнес в архитектуру не только новые формы, приемы, материалы, конструкции, но и новое мировоззрение, центральной идеей которого, его пафосом являлась идея преобразования окружающей человека среды средствами архитектуры и искусства, идея создания “художественно творимой жизни”.

П.М. Зыбин принял новый стиль. Это решение не было случайным. Петр Митрофанович постоянно находился в русле архитектурной жизни России, остро чувствовал пульс современности. Зыбин становится одним из убежденных проповедников модерна в Саратове. Уже в проекте его собственного дома (по улице Первомайской,162), еще не совсем свободном от старых приемов и представлений, проявились яркие черты модерна — асимметричная композиция здания, его усложненный, неспокойный силуэт, великолепные по пластике угловая лоджия и шатровая башня, динамичные стальные решетки, цветные изразцовые вставки на фасаде. Этот дом остался памятником двум мировоззрениям - XIX и XX веков, двум противоречивым стилям - эклектике и модерну, памятником творчеству - его поиску, мукам, завоеваниям и компромиссам.

Должность старшего архитектора службы пути, которую Зыбин занимал более двадцати лет, вменяла ему в обязанности составление проектов железнодорожных построек и сооружений, а также ведение архитектурного контроля над их строительством. Однако истинным своим призванием мастер считал другую важную и ответственную миссию — проектирование зданий для города. Вот где можно было проверить и воплотить все, даже самые смелые, фантастические идеи, дать простор воображению и изобретательности.

Начав с сооружений небольшого, камерного масштаба — ряда особняков, созданных им преимущественно в первом десятилетии нового века, Зыбин постепенно пришел к главным своим произведениям — зданию городского Общественного банка (ныне городской Дворец пионеров и школьников) и комплексу доходных жилых домов Пташкина на бывшей Константиновской улице (ныне улица Советская,3) — наиболее полно и последовательно выразившим его манеру, придавшим ему широкую известность.

Работа над проектами особняков была для архитектора своеобразной творческой лабораторией, этапом поиска своего языка. Резная дверь, фрамуга, витраж, рисунок решетки, капитель колонны, цвет и фактура материалов — все эти индивидуальные, “зыбинские”, штрихи постепенно складывались в богатую палитру приемов и выразительных средств.

К этому же периоду творчества мастера относится домовая церковь саратовского архиерея Гермогена “Утоли моя печали”, в которой возвышенность, духовность удивительно сочетаются с нарядностью, декоративностью, живописностью.

Проектируя каждый новый объект, Зыбин ставил для себя и сверхзадачу: корректно, органично ввести здание в сложившийся ансамбль квартала, улицы, площади так, чтобы развить, обогатить его, придать ему новое звучание, не нарушив при этом исторически сложившееся окружение, городскую ткань. Так, в проектировании доходных домов Пташкина он использовал новый прием комплексной застройки жилого квартала, создав, из последовательно расположенных на одной оси трех жилых корпусов, выразительную глубинную композицию, цельное внутриквартальное пространство, удобную среду обитания. Особое внимание было уделено благоустройству дворовых территорий.

Деятельность мастера не ограничивалась только составлением проектов. Зыбин сам вел архитектурный контроль за строительством большинства своих зданий. Петра Митрофановича часто можно было встретить на строительных площадках: он что-то уточнял, советовал, предлагал. Среди строителей Зыбин пользовался безграничным доверием и авторитетом. И после окончания строительства он не расставался со своими домами: вновь приходил, подолгу придирчиво оглядывал их, делая выводы на будущее. Одна из старейших обитательниц бывших доходных домов Пташкина вспоминала, что через несколько лет после строительства этого комплекса Зыбин вновь вернулся к нему, руководя работами по озеленению и мощению дворов.

Разбросанные по разным улицам Саратова, постройки П.М. Зыбина выделяются сразу — смелостью композиции, тонким чувством ритма, масштаба и пропорций, выразительным силуэтом, виртуозно прорисованными деталями, мастерским сочетанием монументальности, представительности с камерностью и лиризмом.

Архитектор активно применял прогрессивные конструкции, материалы, технические новшества. Например, первый в Саратове электрический лифтовой подъемник был установлен в одном из доходных домов Пташкина.

Глядя на многочисленные постройки Зыбина — выразительные, запоминающиеся, вновь и вновь удивляясь таланту зодчего, открывая в нем неожиданные грани, невольно представляешь образ преуспевающего маэстро, творящего легко и свободно. Да, в большой созидающей силе, одаренности, высоком профессионализме мастера теперь не приходится сомневаться. Однако его творческий и жизненный путь не был усыпан розами.

В 1911 году, в разгар работ по сооружению доходных домов Пташкина, произошел несчастный случай: обрушилась одна из несущих стен, и балка убила рабочего. Зыбин, как архитектор, ответственный за строительство, вместе с предпринимателем Пташкиным предстали перед судом и были осуждены на тюремное заключение. По стечению обстоятельств (амнистия 1913 года по случаю 300-летия дома Романовых) они смогли через несколько месяцев выйти на свободу.

С какой же энергией достраивал архитектор свое детище! В считанные недели возведение жилого комплекса было закончено (кстати, эти дома и сейчас, прослужив людям более семидесяти лет, не уступят в прочности и надежности большинству современных зданий).

Конечно, пережитое потрясение и сама атмосфера тюремной камеры не могли не сказаться отрицательно на здоровье уже немолодого, 55-летнего человека, хотя Петр Митрофанович по-прежнему много работал.

17 января 1918 года не явившийся по болезни на службу П.М. Зыбин был уволен. Восстановиться на прежней должности ему удалось лишь через четыре месяца, 13 мая. Однако накопившаяся за много лет усталость, усугубленная тяжело переживаемым вынужденным бездействием, чувством собственной ненужности, отняли у него слишком много нервов и сил. 14 августа 1918 года Петра Митрофановича не стало. Похоронен П.М. Зыбин был на кладбище Спасо-Преображенского монастыря, полностью разрушенного в 30-е годы ХХ века.

Творчество Зыбина — явление сложное, неоднозначное. В нем сосуществуют, взаимопроникая и тесно переплетаясь, интонации московской и петербургской архитектурных школ. Эти интонации дополняют и обогащают звучание основного языка архитектора — самобытной темы саратовского зодчества.

Пройдитесь по улицам Саратова, полюбуйтесь еще раз постройками Петра Митрофановича Зыбина — широко известными или полузабытыми. Взгляните — и вы поймете, какое большое чувство любви к нашему городу, к людям питало талант архитектора.

Использованные материалы:
- Терехин С. По чертежам души. - Годы и люди. Вып.2. - Саратов: Приволжское книжное издательство, 1986.
- Семенов В. В старину саратовскую. - Саратов: Приволж.изд-во "Детская книга", 1994.
Партнер рубрики
  • Интернет-магазин пневматики - ножи самура. Нож кухонный Tamahagane Samura.