География История Экономика Образование Культура Личности

Государственные учреждения губернии


Система государственных, административных, финансовых, судебных учреждении сложилась в Саратовской губернии в основном в последней четверти XVIII в. и просуществовала почти без изменений до буржуазных реформ 60-х гг. Усиление феодальной эксплуатации, помещичьего произвола и налогового гнета привело крепостническое государство к острому политическому кризису. Обострилась классовая борьба, следствием которой явилась крестьянская война под руководством Е. Пугачева. Господствующий класс помещиков-дворян направил все усилия на укрепление абсолютной монархии. К тому же административные реформы, проведенные правительством Екатерины II в последней четверти XVIII в., усиливали могущество дворянства в местном управлении и суде. Осуществление этих реформ давало возможность крепостническому государству опереться не только на правительственный аппарат, но и на органы дворянского и городского "самоуправления".

Местную администрацию возглавлял губернатор, который, согласно "наказу губернаторам" 3 июня 1837 г., являлся "хозяином губернии". Вся полнота власти была сосредоточена в его руках.

Среди саратовских губернаторов первой половины XIX в. были незаурядные личности, оставившие значительный след в истории развития Саратова и губернии. С 1808 по 1826 г. губернатором был действительный статский советник А.Д. Панчулидзев. В это время в Саратове были открыты типография при губернском правлении, пансион для приготовления в гимназию дворянских детей, начальные приготовительные классы гимназии, мужская гимназия, дом умалишенных, гостиный двор, возведены основные постройки Александровской больницы. При нем был построен небольшой деревянный театр, в котором давала представления труппа из его дворовых. Забота о культуре и благоустройстве города, естественная для образованного человека, театрала, каким был А.Д. Панчулидзев, подкреплялась и карьеристскими устремлениями. А.Д. Панчулидзев снискал себе славу просвещенного губернатора. Служба в его канцелярии считалась лучшей в городе. Вместе с тем само губернское правление находилось в запущенном состоянии, служащие одевались небрежно, обращение старших с ними было грубым, процветали невежественность и деспотизм.

С 1835 по 1837 г. губернатором был А.П. Степанов, в прошлом адъютант А.В. Суворова, участвовавший в знаменитом переходе через Альпы. До назначения в Саратов он в течение 10 лет был губернатором только что созданной Енисейской губернии, где отбывали наказание многие из декабристов. О сочувственном отношении А.П. Степанова к государственным преступникам вспоминали впоследствии с благодарностью декабристы В.С. Толстой и В.И. Штейнгель, жена декабриста И.А. Анненкова. (П.Е. Гёбль). А.П. Степанов был известен также как литератор, собиратель народных преданий, автор пьес, стихов. Его роман "Постоялый двор" имел шумный успех.

Благодарную память о себе у многих декабристов оставил и И.М. Бибиков, занимавший должность саратовского губернатора с 1837 г. по 1839 г. Многие вернувшиеся из ссылки декабристы находили теплый прием в доме Бибиковых. Об этом вспоминали позднее И.И. Пущин, Г.С. Батеньков, С.Г. Волконский, А.П. Беляев, И.И. Якушкин.

Заметной фигурой среди саратовских губернаторов был А.М. Фадеев. Будучи в этой должности с 1841 по 1846 г., он составил статистические очерки Саратовской губернии, которые были опубликованы в журнале Министерства государственных имуществ. Труд этот получил высокую оценку современников. Российское географическое общество поощрило автора и избрало его своим членом. В годы губернаторства А.М. Фадеева в Саратове открыт детский приют, устроены два деревянных самотечных водопровода, по которым ключевая вода с гор поступала в специальные бассейны. Для Саратова, постоянно страдающего от пожаров, эти бассейны имели огромное значение.

Сменивший А.М. Фадеева М.Л. Кожевников (с 1846 по 1854 г.) старался облегчить участь сосланного в это время в Саратов профессора Киевского университета историка Н.И. Костомарова, благосклонно относился к Н.Г. Чернышевскому, радушно принимал прибывшего в Саратов декабриста А.П. Беляева. "Это был человек большого ума и с большими познаниями...— отзывался о нем А. П. Беляев.— Остроумный, чрезвычайно приятный в обществе, гостеприимный...". Н. Г. Чернышевский также отмечал: "Человек честнейший, редкого ума и хорошо знавший дело". Но высоко оценивая личные качества М.Л. Кожевникова, Н.Г. Чернышевский свидетельствовал, что и при этом губернаторе, как и при других, в губернских учреждениях процветали взяточничество, купля-продажа должностей, бюрократическая волокита.

У губернатора была своя канцелярия, в которой сосредоточивались циркуляры и предписания Министерства внутренних дел, обязательные постановления губернатора, объявления его распоряжений по городу и губернии, "всеподданнейшие" отчеты губернатора на имя царя с приложением статистических сведений о состоянии губернии и т. п.

При губернаторе существовало некоторое подобие коллегиального органа — Саратовское губернское правление, состоявшее из назначенных чиновников. Это учреждение выполняло функции исполнительного органа, посредством которого губернатор осуществлял управление губернией. Оно обнародовало законы и указы верховных органов власти и следило за исполнением постановлений, приговоров и решении губернских административных и судебных властей; наблюдало за состоянием промышленности, торговли, строительства, благоустройства и здравоохранения.

Для решения административных, полицейских и хозяйственных вопросов при губернаторе и губернском правлении создавались коллегиальные и совещательные учреждения: комитеты, комиссии, присутствия. Так, Саратовское губернское рекрутское присутствие издавало распоряжения по проведению рекрутских наборов и осуществляло контроль за исполнением этих распоряжений уездными рекрутскими присутствиями. Саратовская губернская комиссия народного продовольствия занималась созданием запасов продовольствия на случай неурожая для выдачи семенных и продовольственных ссуд помещичьим крестьянам. Саратовский губернский строительный комитет (в 1842 г. преобразован в Саратовскую губернскую строительную дорожную комиссию) руководил строительством дорог и зданий.

Основной задачей Саратовского губернского оспенного комитета было проведение оспопрививания. В 1830—1831 гг. в связи с эпидемией холеры действовала Саратовская губернская особая комиссия по выявлению и призрению сирот и опеке над имуществом, оставшимся после умерших от холеры. 18 мая 1834 г. состоялось первое заседание Саратовского губернского статистического комитета, который занимался наблюдением за состоянием местной административной статистики, собиранием и обработкой сведений, касающихся сельского хозяйства, промышленности, количества населения и т. п.

Управление соляными промыслами и перевозкой соли с озера Эльтон осуществляла Саратовская солевозная комиссия, впоследствии преобразованная в Камышинское Эльтонское соляное управление. В уездных городах создавались соответствующие уездные комитеты, комиссии, присутствия.

Деятельность этих учреждений играла определенную роль в развитии губернии. Так, статистический комитет с 50-х гг. начал систематическое издание "Памятных книжек Саратовской губернии", или "Адрес-календарей", в которых помещались данные об учреждениях и чиновниках губернии, а также очерки по истории края.

Но деятельность этих комиссий, комитетов, присутствий носила казенно-бюрократический характер и была дополнительным бременем для народа. Чиновники комиссии народного продовольствия не заботились о благе народа, пользовались созданными на случай неурожая запасными хлебными магазинами для личного обогащения, а для простого люда магазины зачастую пустовали. Оспенный комитет проявлял заботу о сохранении здоровья прежде всего представителей помещичье-чиновничьей и купеческой среды, а предупреждением оспы среди широких народных масс по-настоящему комитет почти не занимался, не добиваясь обязательности оспопрививания для всех.

Охраной безопасности существующего строя и установленных в интересах господствующего класса порядков занимались полицейские учреждения. Полиция должна была обеспечивать "тишину и порядок", ведала противопожарными мероприятиями, осуществляла надзор за трактирами и постоялыми дворами, вела расследование мелких уголовных и бытовых преступлений. При полицейских частях имелись даже повивальные бабки. Возглавлял полицию полицмейстер. Под его начальством был целый штат средних и мелких полицейских чиновников: частные приставы — представители исполнительной власти в своей части города, квартальные надзиратели — в кварталах; с 1838 г.— два особых пристава — один по уголовным, другой по гражданским делам.

Мрачная фигура городничего венчала исполнительную власть уездных городов. Полновластными хозяевами уездов были капитаны-исправники, возглавлявшие уездную полицию. При них учреждались полицейские управления, называвшиеся земскими судами и состоявшие из капитана-исправника и 4—5 дворянских заседателей, позднее — 2-х заседателей от крестьян. В 1837 г. уезды были поделены на станы под начальством становых приставов, которые свои функции осуществляли с помощью сельской выборной полиции из числа казенных крестьян — сотских и десятских.

Функцию "охраны тишины и спокойствия" выполняла также военная внутренняя стража. В 1816 г. все губернии были разделены на 8 округов, во главе которых стоял окружной генерал, имевший в своем распоряжении войска. Саратов являлся центром одного из таких округов, имелся гарнизонный батальон солдат. По уездам роль военных частей была возложена на инвалидные команды, состоявшие из солдат-инвалидов во главе с начальниками. Внутренняя военная стража использовалась для подавления любых проявлений неповиновения властям, исполнения судебных приговоров, поимки воров, беглых крепостных крестьян и рекрутов. Она же сопровождала партии рекрутов и арестантов, несла караульную службу и т. п.

Огромную роль в общем управлении губернией играли предводители дворянства и дворянские депутатские собрания, возникшие во всех губерниях и уездах России после издания в 1785 г. "Грамоты на права, вольности и преимущества благородного дворянства". Грамота провозглашала незыблемость прав и сословий, привилегии дворян, их господствующее положение в государстве. Все административные и судебные должности в государственном аппарате как в центре, так и на местах в губерниях и уездах были заняты исключительно дворянами. Саратовский губернский предводитель дворянства, возглавлявший губернское дворянское депутатское собрание, был членом всех губернских комитетов, комиссий, присутствий. Такое же положение в уездах занимали уездные предводители дворянства. Господствующее дворянское сословие ревниво следило за "чистотой" своих рядов, всячески препятствовало проникновению в свою среду лиц недворянского происхождения. С этой целью в губернском дворянском депутатском собрании для записи лиц, имевших дворянское звание, были заведены специальные "родословные" книги.

Первая баллотировка на дворянские должности в Саратовской губернии была проведена в 1781 году. Одним из губернских предводителей дворянства был лейб-гвардии полковник (впоследствии — титулярный советник) А.А. Панчулидзев, занимавший в течение ряда лет пост пензенского губернатора.

В городах, кроме тех органов государственной власти, о которых речь шла выше, существовали возникшие в конце XVIII в. органы городского самоуправления. Они складывались из общей городской думы, включавшей городского голову и представителей от всех 6 сословий, на которые было поделено городское население; шестигласной думы, включающей по 1 гласному от каждой группы населения; ратуш и магистратов. Кроме того, создавались органы самоуправления для отдельных сословий — купеческие, мещанские и ремесленные управы. В целом учреждения городского самоуправления не играли ведущей роли в жизни городов, они скорее были придатком к аппарату администрации и полиции. Они решали второстепенные вопросы городского хозяйства: благоустройства, снабжения продовольствием, развития торговли и промыслов, защиты сословных прав, надзора за порядком на торгах и базарах и т.п. Вся деятельность органов городского самоуправления была подчинена неусыпному контролю со стороны губернатора, а личная жизнь каждого горожанина настойчиво опекалась полицией.

Основой судебных учреждений дореформенного периода была сословность. Для дворян и крепостных крестьян существовали отдельные уездные суды, состоявшие из уездного и дворянских заседателей, избиравшихся губернским дворянским собранием: для государственных крестьян — верхние и нижние расправы, в состав которых входили судьи и выборные заседатели, для городского населения — магистраты или ратуши, состоявшие из бургомистров и ратманов, избиравшихся городским собранием. При сословных судах создавались органы по опеке: при уездных — дворянская опека, при городовых магистратах — сиротские суды. Задачей этих органов было осуществление надзора за деятельностью опекунов над несовершеннолетними, душевнобольными, вдовами и т.п.

Главными судебными учреждениями в масштабах губернии были палаты уголовного и гражданского суда, являвшиеся апелляционной инстанцией для пересмотра дел, решенных в нижестоящих судах.

Процесс судопроизводства в дореформенных судах был негласным. Стороны не присутствовали при рассмотрении дел. Институт адвокатуры отсутствовал. Судебное следствие проводилось органами полиции или особо назначенными чиновниками. Все приговоры судов поступали на утверждение губернатора. Роль прокуратуры ограничивалась формальным надзором за деятельностью чиновников. Судопроизводство отличалось обилием бумаг, запутанностью, взяточничеством.

В Саратове, как и в любом губернском городе, имелся тюремный замок во главе со смотрителем, а по уездам — уездные тюрьмы. И здесь господствовала сословность. Для заключенных из благородных сословий выделялись особые камеры. Режим заключения для таких арестантов был менее строгим, они освобождались от тяжелых работ и телесных наказаний. К числу тюрем относились также смирительные и рабочие дома. В смирительные дома помещики определяли непокорных крестьян, а в рабочие — закон предписывал определять людей нищенствующих или "праздно шатающихся". Основной формой "воспитания" был тяжелый принудительный труд и жестокие телесные наказания. Ведал этими заведениями, наряду с домами для умалишенных, больницами, приютами, - приказ общественного призрения.

В 1838 г. с демагогической целью исправления арестантов в нравственном отношении в Саратове был учрежден губернский попечительный о тюрьмах комитет с соответствующими отделениями в уездах. На деле главная забота комитета заключалась в том, "чтобы из тюрем было изгнано всякое изобилие в продовольствии и чтобы заключенные пользовались... умеренной пищей". Выполняя эту задачу, комитет неусыпно следил, чтобы пожертвования не поступали к арестантам, а сосредоточивались в казне комитета.

Финансовыми вопросами в губернии ведали Саратовская губернская казенная палата и уездные казначейства. Одним из главных направлений деятельности палаты до 1839 г. было управление казенными крестьянами, так как в первой половине XIX в. шло массовое переселение казенных крестьян в Саратовскую губернию. Казенная палата осуществляла также финансовые ревизии, вела надзор за питейными откупками, выдачей свидетельств на винокурение, за казенными питейными заведениями, заготовкой соли, заведовала уездными казначействами, которые принимали и хранили денежные сборы и доходы, выдавали денежные суммы, продавали все виды гербовой бумаги (крепостная, заемная, для векселей и др.) и аршины.

В 1808 г. в Саратове была учреждена удельная контора, в ведение которой передавалось управление удельными крестьянами и имуществами, осуществлявшееся ранее Саратовской губернской казенной палатой. Саратовской удельной конторе были подведомственны земли, находившиеся в Саратовской, Самарской и Астраханской губерниях. Управление этими землями и жившими на них крестьянами удельная контора осуществляла с помощью сельских приказов — учреждений, состоявших из головы, 2-х старост и писаря. Каждый приказ управлял несколькими деревнями и селениями численностью не свыше 3000 человек мужского пола.

В целом вся система административных, полицейских, сословных органов губернии была глубоко чужда и бесполезна для широких слоев населения. А учреждения народного здравоохранения и народного образования влачили жалкое существование. В Саратове существовали всего 1 больница, дом для умалишенных и богадельня. "Больницы внутри губернии встречались крайне редко: содержание городских больниц было неудовлетворительно и притом ими пользовалось преимущественно городское население". Весь уезд обслуживали уездный и городской врачи, которые, конечно, не могли удовлетворить потребности населения в медицинском обслуживании. Основная масса сельского населения вынуждена была пользоваться услугами знахарок и ворожей.

30 августа 1820 г. в Саратове была открыта гимназия, первое и в течение длительного времени единственное, среднее учебное заведение. Один из членов главного управления училищ, проводивший в 1862 г. ревизию некоторых учебных заведений Казанского учебного округа, так характеризовал Саратовскую гимназию: "Все здание приобретено в 1817 г. покупкою, но время его постройки неизвестно. Оно так ветхо, что много сгнило и близко к разрушению, а в нижнем этаже дома, где живут пансионеры, и во флигеле из-под стен проникают сырость и холод". К середине века в губернии числилось 98 низших учебных заведений – уездных и приходских училищ. Процент грамотного населения в губернии был крайне низок.

Таким образом, к середине XIX в. система государственных учреждений Саратовской губернии сложилась полностью. Основной задачей существующих административных органов было укрепление самодержавно-крепостнического строя.

Использованные материалы:
- История Саратовского края: С древнейших времен до 1917 года. Саратов: Регион. Приволж. изд-во "Детская книга", 2000. 416 с.
- Очерки истории Саратовского Поволжья. Т.1: С древнейших времен до отмены крепостного права. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1993
Партнер рубрики
  • Типография MaybePRINT - печать визиток.